За кого голосуют воронежские инвалиды? Или кто голосует за инвалидов?

Как уже писал «Читай, Воронеж!», в результате проведённого исследования результатов выборов в Воронежской области экономист Константин Левитиан обнаружил странную зависимость, заключающуюся в том, что чем больше избирателей проголосовали на дому, тем больший процент голосов был отдан за партию Единая Россия.
 
По мнению воронежского координатора движения в защиту прав избирателей «Голос» Ильи Сиволдаева, обнаруженная закономерность свидетельствует, что «за инвалидов в области как правило "голосовали" члены УИК за ЕР». Однако, по мнению Константина Левитиана, «далеко не всегда главным инструментом (фальсификаций – добавлено мной: Г.М.) были надомники. Скорее всего, вбросы делаются по другим технологиям. Кроме того, высокий процент надомников не всегда приводит к результатам ЕР, т.е. выездное голосование может быть организовано честно».
 
Что бы понять, почему рост числа проголосовавших на дому сопровождается увеличением процента проголосовавших за ЕР, рассмотрим точечную диаграмму, характеризующую связь между процентом голосов за ЕР и процентом проголосовавших на дому на выборах депутатов Воронежской областной думы. Взглянув на эту диаграмму, можно заметить одну особенность: какой бы высокой ни была доля проголосовавших на дому в общем числе избирателей, процент проголосовавших за ЕР почти всегда оказывается выше, чем эта доля. В этом не было бы ничего удивительного, если бы на всех избирательных участках процент проголосовавших на дому был бы небольшим. Но, как видно из диаграммы, очень много избирательных участков, на которых процент проголосовавших на дому очень большой. На 545-ти участках этот процент выше 10%, на 275-ти участках – выше 20% ин а 118-ти участках – свыше 30%. На некоторых учатках процент проголосовавших на дому оказывается выше 60% от числа избирателей. И, хотя в целом процент проголосовавших за ЕР варьируется от 4,27% до 100%, но, например 10% проголосовавших на дому на некотором участке гарантирует почти наверняка, что ЕР не наберёт на нём меньше 10% от общего числа избирателей; 20% практически гарантирует ЕР результат не ниже 20%; 40% проголосовавших на дому почти гарантирует ЕР результат не ниже 40% и т.д. Чем это может объясняться?
 
Могу предложить следующие возможные объяснения. Первое: инвалиды и больные – те, кто голосуют на дому, почти всегда голосуют за ЕР. Но это предположение абсурдно: среди этих людей много таких, которые проголосовали бы за другие партии.
 
Второе предположение – почти все голоса людей, проголосовавших на дому, фальсифицируются избирательными комиссиями. Но и это не верно. Я – член УИК 40/01 с правом решающего голоса, принимал участие в обеспечении выездного голосования. Могу точно сказать, что оно проходило честно, без вбросов. И, полагаю, то же самое наблюдалось и во многих других избирательных комиссиях.
 
Но, тогда, почему же N% проголосовавших на дому, практически гарантирует, что у ЕР будет результат выше N% от общего числа избирателей? Возможно, ответ таков: на тех участках, где велик процент голосующих на дому (или вне помещения для голосования) избирательные комиссии используют это как отвлекающий манёвр для честных наблюдателей или членов комиссий. Предположим, что есть только один честный наблюдатель и 30% от общего числа избирателей, голосующих на дому. Если наблюдатель останется на участке, то предотвратит вброс на самом участке (возможно, вброс 70% от общего числа бюллетеней), но, при этом, произойдёт вброс при выездном голосовании (возможно, 30% от общего числа бюллетеней). Если же честный наблюдатель постарается проследить за выездным голосованием, то выездное голосование будет честным, но на самом участке произойдёт вброс. Таким образом, при любом решении честного наблюдателя, произойдёт вброс не менее 30% от общего числа бюллетеней. Если же честных наблюдателй на участке нет вообще, то процент голосующих на дому уже не важен: можно «рисовать» 100% за определённую партию – и уже не важно по какой технологии это делается.  
 
Конечно, если на участке находится несколько честных наблюдателей, то они могут скоординировать свои действия: кто-то будет следить за выездным голосованием, кто-то – за голосованием в помещении. Но, возможно, действия наблюдателей часто оказываются не скоординированными.
 
Поэтому, моё объяснение данного явление таково: использование избирательными комиссиями ситуации «большого числа голосующих на дому» как отвлекающего манёвра, относительно небольшое число наблюдателей на многих участках, нескоординированность действий наблюдателей. Возможно, сочетание этих факторов дают такой эффект.
 
Интересен, также, вопрос о том, что же это за избирательные участки, на которых процент голосующих вне помещения для голосования может оказаться свыше 60%? Сразу же возникает предположение: возможно, это больницы. Действительно, среди таких участков есть немало больниц. Например, УИК №1341 в здании БУЗ ВО "ВГКБ СМП №1", где процент проголосовавших вне помещения для голосования составил около 60% (явка, при этом оказалась 99,11%, процент голосов за ЕР – 89,62% от числа избирателей); УИК №213, расположенный в здании Бобровского психоневрологического интерната, где процент проголосовавших вне помещения – 54,18% от общего числа избирателей, явка 97,28%, за ЕР проголосовали 93,51% от избирателей. Но многие из этих участков расположены в зданиях образовательных учреждений, домов культуры и т.д. Почему на таких участках процент проголосовавших вне помещения для голосования оказывается очень большим можно только догадываться.
 
Процент проголосовавших на дому по области (включая Воронеж) составил всего 9,06% от общего числа избирателей. Это не очень много. Но если предположения, сделанные мной в этой статье верны, то использование «отвлекающего манёвра» на участках с большой долей голосующих «на дому» может быть использовано как инструмент массовых фальсификаций. То есть, такие участки – это особый случай, для которого нужно располагать хорошо продуманной стратегией наблюдения за ходом голосования. 
 
NB! В данной статье анализ проведён не по всем УИК Воронежской области. Исправленные и дополненные результаты анализа по всем 1703 УИК Воронежской области содержатся в статье Массовые фальсификации на выборах в Воронежской области: всё ещё хуже, чем мы думали

Автор: 
Георгий Мацуга