Тяжела жизнь воронежских полицейских: вора в синем пуховике они ищут среди экоактивистов

Вечером 25 декабря в Воронеже у дома Офицеров и у памятника Пятницкому прошёл пикет в защиту краснодарского экоактивиста Евгения Витишко. 20 декабря Туапсинский районный суд по требованию инспекции ФСИН заменил Евгению Витишко условный срок на реальный. Повод для замены условного наказания реальным заключается в том, что Витишко в феврале явился в инспекцию на день позже: он на день позже вернулся из деловой поездки. Ранее Витишко был обвинен в причинении материального ущерба из-за участия в общественной инспекции "дачи губернатора Ткачева". При строительстве этой дачи, по мнению экологов, были захвачены земли из федерального лесного фонда. Само правонарушение Витишко состоит в том, что он написал на заборе участка "Саня - вор!". Стоит отметить, что при этом в ходе судебного разбирательства представители губернатора отказались признать существование самого забора (вопрос: что это за причинение материального ущерба – надпись на заборе, который никому не принадлежит?). Из-за преследования по тому же делу другой экоактивист – Сурен Газарян – вынужден был покинуть Россию. 20 декабря Газарян так прокомментировал изменение условного срока на реальный для Витишко: «Женю сажают на три года. Вот вам и олимпийская оттепель. Ненавижу.
 
Среди воронежцев, вышедших поддержать Евгения Витишко, были председатель местного отделения партии «Народный альянс» Анатолий Кравченко, экоактивист Александр Малашевский, адвокат Ольга Гнездилова, редактор самиздатовской газеты «Крамола» Дмитрий Воробьевский и другие. Следует отметить, что воронежские активисты выступили в защиту не только Евгения Витишко. Ольга Гнездилова принесла на пикет самодельный плакат-книжку с надписью «И Пирогова отпустите!!!». Это связано с тем, что 25 декабря, в Воронеже вынесли приговор бывшему главному редактору «Молодого Коммунара» Александру Пирогову. Он приговорен судом к 4 годам общего режима, возмещению 20 млн рублей ущерба и взят под стражу в зале суда. По версии следствия, с 2006 по 2009 годы Пирогов похитил 20 миллионов рублей, заключив фиктивные договора об оказании агентских услуг. По мнению Ольги Гнездиловой – адвоката по профессии – такое наказание чрезмерно жестоко за подобного рода правонарушение. За близкие по степени тяжести преступления (и, даже, за более тяжёлые преступления – такие, как, например, убийство) люди, приближённые к власти, часто получают гораздо меньшие сроки или, вообще, отделываются штрафами. «Это всё напоминает кастовую систему» - заключила Ольга Гнездилова. Именно против такого неодинакового подхода к рассмотрению в судах дел для представителей различных слоёв общества она и выступает.
 
К участникам пикета подходили люди, спрашивали о том, кто такой Евгений Витишко, о том, как нам обустроить Россию и так далее. И, конечно, тот пикет не пикет, на котором людей не повеселили полицейские. На этот раз, выступление полицейских было особенно весёлым. Сначала они подошли к пикетчикам и, как обычно, забыв представиться, стали расспрашивать о том, что здесь происходит, кто организатор пикета, есть ли разрешение на проведение пикета, попросили показать документы. Активисты пояснили полицейским, что согласно законодательству Воронежской области место проведения данного пикета (около памятника Пятницкому) – это, своего рода «гайд-парк», где можно проводить массовые акции численностью до ста человек без предварительного согласования с администрацией города.
 
Далее завязался забавный разговор между Анатолием Кравченко и полицейскими:
-На каком основании вы требуете предъявить документы? – спросил Анатолий.
-Вы кажетесь нам подозрительными.
-А вы мне кажетесь подозрительными. Что в нас такого подозрительного?
-Например, вчера поступила ориентровка: человек роста метр шестьдесят – метр семьдесят, в синем пуховике совершил ограбление в Центральном районе – ответил полицейский (по описанию, возможно, похож на Анатолия Кравченко).
 
В конечном итоге, Анатолий показал полицейскому паспорт, а полицейский Анатолию – удостоверение сотрудника полиции. После этого полицейские и активисты ещё немного поговорили. Оказывается, у полицейских непростая жизнь: «Пить и курить на работе запрещено, руки держать в карманах запрещено, скоро и дышать нам запретят» - рассказал один из полицейских.  
 
И правда, непростая жизнь у полицейских, если даже воров им приходится искать среди «случайно» встреченных на улице гражданских активистов. 

Автор: 
Георгий Мацуга