Пагубная самонадеянность и надежда, которой суждено разбиться

Прочитал статью Льва Гудкова, в которой он рассуждает о причинах того, что назвал "патриотической истерикой". Я не соглашусь с автором статьи, и не стану оценивать происходящее в стране как массовую истерику. Настоящую массовую истерику мне довелось наблюдать не так давно в среде российских интеллектуалов, многие из которых, как будто потеряв весь разум, который у них был, заполнили социальные сети постами и комментариями, вроде: "Слава Украине, героям слава" (подразумевая, при этом, вовсе не тех, кого нужно возводить в ранг героя), "Россия - агрессор" и т. д. Но как же тогда следует оценить отмеченное автором изменение индекса доверия Путина и Медведева? На мой взгляд, это - появление у людей надежды - надежды на то, что власти России, наконец-то, начнут проводить правильную политику. Причём, надежды, в данном случае, не безосновательной: Путин, и правда, сделал - впервые сделал - нечто такое, что должен был сделать на его месте настоящий пророссийски настроенный президент. Нет, люди, у которых появилась надежда, вовсе не глупые. У них не истерика. У них просто появилась надежда, которой, почти наверняка, суждено разбиться. 
 
Почему Путин решился на присоединение Крыма к России? Почему в ходе украинского политического кризиса он проводит активную пророссийскую политику? Раньше у него пророссийской была только риторика. Почему же теперь таковыми стали и действия? Может быть, он раскаивается и хочет исправиться? Может быть, он таким образом пытается поднять свой рейтинг? Не могу ответить с абсолютной уверенностью, но полагаю, что дело в рейтинге. Сможет ли Путин успешно завершить то, что начал в ходе украинского кризиса, в пользу России и без существенных потерь, не втягивая Россию в затяжной военный конфликт? Я не исключаю, что ему это удастся. И если ему это удастся, то его рейтинг может вырасти ещё. А что дальше? Боюсь, что дальше он продолжит делать ошибки. Возможно, он попытается ужесточить политические репрессии, что ещё сильнее настроит против него (и, увы, и против России, хоть Россия вовсе и не тождественна Путину) интеллектуалов. Возможно, он попытается провести так называемую "национализацию центрального банка", что повысит риск возникновения гиперинфляции в будущем. Пока у меня нет оснований для уверенности в том, что Путин сможет провести именно те институциональные реформы, которые необходимы для модернизации, то есть, для быстрого экономического роста. А если в течение ближайших нескольких лет не удастся добиться стабильного роста экономики хотя бы на 5% в год (или на величину, близкую к этим 5%), то рейтинг Путина, наверняка, снова существенно снизится: боюсь, что надеждам, появившимся у людей, суждено разбиться.
 
Но более всего удручает меня та пропасть, которая отделяет российских интеллектуалов от народа. Эта пропасть проявляется, хотя бы, в том, с каким пренебрежением Лев Гудков отзывается о народе в своей статье: "Патриотическая эйфория, граничащая с массовой истерикой" - вот что, по его мнению, происходит с народом. Я не обвиняю Гудкова в коллаборационизме. Думаю, что он, в каком-то смысле, болен. Причём, болен той же болезнью, что и большинство российских (и, возможно, не только российских) интеллектуалов. Болезни этой, когда-то, дал удачное название Фридрих Хайек: пагубная самонадеянность. Многие интеллектуалы думают, будто они способны понять, какова именно правильная программа совершенствования мира. Они думают, будто в состоянии совершенно точно определить, кто прав, а кто не прав в том или ином международном конфликте. Но международные конфликты - это вам не шахматы. Здесь не 32 фигуры, а несравненно больше. В мире нет ни одного интеллекта, который способен для любого международного конфликта с абсолютной точностью установить: на чьей стороне правда. Иногда бывают случаи, когда неправота некоторой стороны очевидна: например, в случае геноцида - дела абсолютно неприемлемого. Но если ни одна сторона не прибегает к чрезмерной жестокости, если у противоборствующих сторон есть серьёзные аргументы, доказывающие их правоту, то всё оказывается гораздо сложнее. 
 
И в украинском конфликте я вижу один из тех случаев, которые слишком сложны для того, чтобы некий судья смог бы без проблем, быстро и однозначно заключить, кто виновен, а кто - нет. Но многие интеллектуалы, у которых в головах заранее подготовлена концепция, позволяющая им быстро получать "ответы" на все вопросы, быстро "выясняют": "Россия - агрессор и оккупант". 
 
Кто виноват, а кто прав в Украинском конфликте? У меня нет абсолютной уверенности в чьей-либо правоте. Я не могу встать над всей этой ситуацией, не могу представить себя в качестве всезнающего и беспристрастного судьи, способного установить, на чьей стороне правда. Но кое в чём, я, всё-таки, уверен. Во-первых, в том, что русский народ был обманут и растоптан в начале 1990-х годов. Результатом этого обмана стали потеря Россией значительной части своих территорий и небывалый экономический кризис, сравнимый по своим последствиям с тотальной войной. Во-вторых, Евромайдан - это продолжение процесса утраты Россией своего влияния на международной арене. В-третьих, я - русский и гражданин России. В-четвёртых, я - не предатель. В сложном споре, в котором непросто разобраться, я встану на сторону тех, кто ближе ко мне. И также, миллионы граждан России, видя этот сложный конфликт, понимая, что у каждой стороны может оказаться "своя правда", слыша огромное количество лжи со всех сторон, и понимая, что они - не "высшая раса", не те, кто всегда правы, понимая, что они - не боги, и не могут судить здесь с полным знанием дела и абсолютной беспристрастностью, просто решают: "Мы болеем за наших. Мы за тех, кто выходит с флагами России, а не с флагами ЕС". Нет, эти люди не обмануты путинской пропагандой. Скорее, здесь всё происходит наоборот: путинская пропаганда подстраивается под них. Я не стану называть их ватниками, поцреотами и рептилоидами, и призываю всех отказаться от использования этих пренебрежительных обозначений. 
 
Что же касается той части российских интеллектуалов, представители которой смогли-таки вообразить себя богами и вынести свой неутешительный вердикт для России, то я надеюсь, что они, со временем, одумаются, и поймут, что не правы. Что нам делать с нашей антироссийски настроенной интеллектуальной элитой? На протяжении столетий инакомыслящих в России казнили, увольняли, отправляли в ссылки, сажали в тюрьмы. Каков итог всего этого? Мы получили советскую интеллектуальную элиту, ненавидящую СССР, а теперь - российскую интеллектуальную элиту, ненавидящую Россию (отмечаю особо, что нельзя всех российских интеллектуалов обвинять в антироссийских настроениях, но очень и очень многие из них России, мягко говоря, не симпатизируют). Массовые репрессии здесь бесполезны, и, даже, наоборот - вредны. Репрессии против инакомыслящих приводят лишь к тому, что люди начинают ненавидеть российское государство, а через это, к сожалению, начинают ненавидеть и всю страну, весь народ. С помощью репрессий можно подавить внешние проявления недовольства на какое-то время. Но с годами недовольство, всё равно, сохранится и, даже, усилится. И однажды прорвётся наружу, да так, что проявит себя в качестве силы, сметающей всё на своём пути. Репрессивная система в СССР был гораздо жёстсче, чем в нынешней России, но она не смогла спасти Советский Союз: он оказался бессилен перед казавшейся слабой кучкой диссидентов.  
 
Но, что, тогда, делать? Как добиться того, чтобы интеллектуальная элита России стала пророссийской? Ни за что я не поверю в то, что все люди, которые в дни украинского политического кризиса выступили с осуждением действий России - это шпионы и агенты иностранного влияния. Многие из них, несмотря на весь свой интеллект, просто не понимают, что творят. На мой взгляд, каждый гражданин России, считающий себя пророссийски настроенным, должен для себя сформулировать некоторые принципы взаимодействия с такими людьми. Прежде всего, нужно понимать, что тех интеллектуалов, все действия которых вредны для России, - очень мало. Подавляющее большинство хоть что-то полезное для России, но делает. Поэтому, нужно помогать им в том, что, по-настоящему полезно для России, и не помогать в том, что вредно для России. Государству же следует обратить внимание на корни ненависти российских интеллектуалов к нему. И среди этих корней - не только политические репрессии, но и много других. Например, нищенские зарплаты, получаемые бюджетниками. Стоит государству обратить внимание и на финансирование некоммерческих организаций. И, как подтверждает опыт Советского Союза, запретительные меры здесь ни к чему хорошему не приведут. Нет смысла в том, чтобы гоняться за "иностранными агентами" и устраивать обыски в поисках доказательств получения иностранных грантов (при правильной политике информацию об источниках финансирования все без проблем выложат в интернете). Нужно действовать иначе: необходимо поощрять отечественных предпринимателей, жертвующих средства на гражданские инициативы. Причём, предпочтительным здесь является поощрение, осуществляемое с помощью не-дискреционной политики, то есть такими способами, которые в наименьшей степени зависят от произвола чиновников. 
 
Но все эти меры принесут свои плоды не сразу. Потребуется смена поколений для того, чтобы в России сформировалась пророссийски настроенная интеллектуальная элита. А пока нам придётся мириться с той, какая есть.
 
И ещё: каковы бы ни были мотивы Путина, но, похоже, люди способны повлиять на него, если он так обеспокоен своим рейтингом, что даже решился на присоединение Крыма к России. Это значит, что повлиять на него можно. Поэтому, если наши усилия повлиять на него раньше казались напрасными, всё равно, не стоит отчаиваться. Нужно продолжать борьбу. И я надеюсь на то, что однажды он (или его преемник) поймёт, что именно нужно предпринять для формирования пророссийски настроенного гражданского общества.

Автор: 
Георгий Мацуга

Добавить комментарий

Filtered HTML

  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <a> <em> <strong> <cite> <blockquote> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Plain text

  • HTML-теги не обрабатываются и показываются как обычный текст
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.